Autore: admin

Happy2

Автор admin
Опубликовано: 16.07.2016
Категории: ТРОИС
Тэги: Тэгов нет
Комментарии: Комментариев нет

Happy Регистрационный номер в ТРОИС
00005/ТЗ — 260510
Срок внесения ОИС в реестр
17.02.2017 Читать о данном ОИС подробнее

Физическое лицо — как владелец товарного знака и связанные с этим риски

  Ввиду частой регистрации товарных знаков на имя индивидуальных предпринимателей и появившихся судебных споров с данными лицами, предлагается рассмотреть в данном обзоре правовые аспекты пользования и распоряжения товарным знаком одним из субъектов права — физическим лицом и в частности возможные негативные последствия для правообладателя. Алексей Вандаев
  • Алексей Вандаев
Image of

 

Закон Кыргызской Республики  «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее – «Закон о Товарных знаках») говорит о том, что «товарный знак может быть зарегистрирован на имя юридического лица, а также физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность».

В случае с правообладателем юридическим лицом все предельно ясно. Но что касается определения «физического лица», то в данном случае — то ли не читают норму до конца,  то ли просто удобно понимать именно так — физическое лицо и точка.  Дело в том,  что в Законе о Товарных знаках есть прямое указание на то, что лицо должно быть не просто физическим, но и осуществлять при этом предпринимательскую деятельность. А как показывает практика, последняя часть нормы не всегда учитывается. Для общего понимания того, что же все-таки представляет собой предпринимательская деятельность, может ответить формулировка из закона: «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на получение прибыли лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке» [1].

Физическое лицо — как индивидуальный предприниматель

С юридической точки зрения любое физическое лицо имеет право осуществлять предпринимательскую деятельность, выступая в качестве индивидуального предпринимателя. Кстати говоря, в обиходе зачастую используется термин «Частный предприниматель» или «ЧеПэшник», что юридически некорректно, поскольку в законодательстве четко закреплен термин «индивидуального предпринимателя» и дается определение этому статусу.

Индивидуальный предприниматель, осуществляя предпринимательскую деятельность, как правило, действует (i) на основании свидетельства о государственной регистрации и/или (ii) добровольного и/или обязательного патента. При этом под патентом, в данном контексте, следует понимать вид документа, выдаваемого органом налоговой службы и удостоверяющим право налогоплательщика осуществлять определенный вид предпринимательской деятельности и уплату по ней налогов [2]. Патент выдается органом налоговой службы по месту жительства или месту ведения предпринимательской деятельности на максимально допустимый срок 180 дней [3], а после истечения его действия может быть продлен на новый срок. Индивидуальный предприниматель, действующий на основании свидетельства, практически не органичен в своей деятельности и может заниматься любым видом экономической деятельности за исключением тех, к которым закон предъявляет специальные требования как к субъекту и его правовой форме. В случаях ведения деятельности по патенту нужно помнить, что они выдаются на ограниченный список видов деятельности – около 130 наименований услуг согласно Государственному Классификатору Видов Экономической Деятельности и производство около 10 родов (видов) товаров.

Существующие риски при регистрации товарного знака на физическое лицо

Практикуя более 10 лет в качестве патентного поверенного Кыргызской Республики, часто сталкиваемся с такими примерами, когда учредители компаний, регистрируя какой-либо товарный знак на свое имя, не являются при этом предпринимателями, то есть не зарегистрированы в этом качестве. Дело в том, что при подаче заявки на регистрацию товарного знака Патентное ведомство (далее – «Кыргызпатент») не требует от заявителей — физических лиц, предоставления доказательства (документа) на ведение коммерческой деятельности. Законодательством предусмотрено требование для национальных заявителей указывать в заявке на товарный знак общий идентификационный код предприятий, организаций и индивидуальных предпринимателей, другими словами код ОКПО[4]. По данным Кыргызпатента такое требование зачастую игнорируется заявителями, да и как показывает практика самим Кыргызпатентом. Так в период с 2013 по сегодняшний день было зарегистрировано более 120 товарных знаков на имя физических лиц без указания этой информации в заявке. Соответственно, отсутствие у заявителя кода ОКПО может служить подтверждением того, что заявка подана ненадлежащим субъектом права (участником оборота). В таком случае регистрации товарного знака может быть признана недействительной в течение всего срока ее действия, поскольку была произведена на имя физического лица, не занимающегося предпринимательской деятельностью[5]. И эту «порочную» регистрацию уже не исправит в последующем приобретенный правообладателем статус коммерсанта или уступка знака юридическому лицу[6].

Прекращение предпринимательской деятельности и не уступка, как риск, ведущий к потере товарного знака

Регистрация товарного знака на имя физического лица, действующего по налоговому патенту, может быть прекращена досрочно по основанию прекращения предпринимательской деятельности[7]. Прекращением ведения законной предпринимательской деятельности может, считается не продление срока действия патента после его истечения и приостановление деятельности более чем на один месяц, без приобретения нового патента или получения свидетельства. Поэтому любое лицо может обратиться в Кыргызпатент с требованием прекратить действие регистрации товарного знака и он может быть потерян, но не безвозвратно. В течение первого года после отмены регистрации товарного знака третьим лицам подавшим заявки на данное обозначение будут отказано в регистрации, когда правообладатель сможет повторно обратиться на регистрацию принадлежащего ему ранее товарного знака.

Вкратце, рассмотрим ситуацию, вполне распространенную и обыденную. Некий предприниматель, еще на заре своей предпринимательской деятельности, работая по налоговому патенту, регистрирует товарный знак на свое имя. Спустя годы, предприниматель становится учредителем Общества с ограниченной ответственностью и использует в своей деятельности вышеупомянутый товарный знак. Но, по каким-то причинам, может быть по забывчивости, предприниматель — учредитель не передает и/или не уступает товарный знак ни в собственность, ни в качестве вклада в уставный капитал вновь учрежденного Общества, ни предоставляет лицензию. В ходе своей деятельности учредитель и его команда уверены, что с точки зрения защиты интеллектуальной собственности их продукция, маркированная вроде бы охраняемым товарным знаком, защищена. Но это до тех пор, пока выпускаемая продукция не заинтересует конкурентов, которые, предпримут любые попытки прекратить регистрацию товарного знака по причине его неиспользования в течение 3-х лет.

Не получение согласия супруга при распоряжении товарным знаком, как риск признания сделки недействительной

Законодательством Кыргызской Республики до сих пор не урегулирован вопрос отнесения результатов интеллектуальной деятельности к совместной собственности супругов. Мнения специалистов в этой области разняться, поэтому нельзя исключать риск признания сделки по уступке / приобретению прав на товарный знак недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга. Так к общему имуществу супругов, относятся доходы от результатов интеллектуальной деятельности, а также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства[8]. Права на товарный знак могут приобретаться за счет общих средств супругов и данная сделка требует государственной регистрации, поэтому полагаем, что потребуется получение нотариально удостоверенного согласия другого супруга на подобную сделку. Однако требования о предоставлении такого согласия вместе с договором об уступке товарного знака в специальных нормативных актах[9] не установлено, при этом Семейный кодекс КР будет превалировать над данными актами. Поэтому сохраняется определенный риск при участии в сделке по распоряжению товарным знаком состоящего в браке индивидуального предпринимателя.

© Алексей Вандаев, 2016

Патентный поверенный Кыргызской Республики


[1] п.4, ст.1, глава1,Гражданского Кодекса Кыргызской Республики;

[2] ч.2 ст. 345 Налогового кодекса Кыргызской Республики;

[3] п. 4 Порядок выдачи патентов в налоговых органах (утвержден постановлением Правительства КР от 24.11.2009 года № 713);

[4] п. 3 ст. 25 Закона Кыргызской Республики «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»;

[5] Постановление Верховного суда КР по административному делу № Н/п6-457/16 АД о признании незаконным регистрации товарного знака «Слобода» от 6 июня 2016 года;

[6] п. 3 ст. 25 Закона КР «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»;

[7] п. 4 ст. 26 Закона КР «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»;

[8] п. 2 ст. 35 Семейного кодекса КР;

[9] Правила регистрации договора об уступке охранного документа на объект промышленной собственности, селекционное достижение, лицензионного договора о предоставлении права на их использование, договора на использование традиционных знаний, договора о залоге исключительного права на объект промышленной собственности и договора о передаче технологии (утверждены постановлением Временного Правительства КР от 9 июля 2010 года № 118).


Смотрите также:

Дело ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» vs. ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» о признании незаконным ввоза MARTINI

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА

КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

г.Бишкек, от 21 ноября 2014 года Дело № ЭД-399/14 мбс1 Надзорное производство № 6-417/14 ЭД

Судебная коллегия по административным и экономическим делам Верховного суда Кыргызской Республики в составе:

председательствующего: Боронбаевой Д.С.,

судей: Мухамеджанова А.Ж., Акматова Б.Дж., при секретаре судебного заседания: Абышове Б., с участием сторон: представителя ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» — Саитова P.P. (доверенность от 6 мая 2014 года), представителя ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» — Салякаевой Н.К. (доверенность от 17 ноября 2014 года),

рассмотрев в открытом судебном заседании надзорную жалобу представителя ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» Салякаевой Н.К. на решение Межрайонного суда города Бишкек от 28 февраля 2014 года, которым исковое заявление ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» удовлетворено. Признано незаконным ввоз ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» на таможенную территорию Кыргызской Республики товаров, обозначенных товарным знаком «MARTINI», полученных по инвойсу № 120.13.06265 от 1 октября 2013 года в количестве 1800 бутылок и по инвойсу № 118593 от 16 октября 2013 года в количестве 2808 бутылок. Суд обязал ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» вывезти с таможенной территории Кыргызской Республики товары, обозначенные товарным знаком «MARTINI», полученные по инвойсу № 120.12.06265 от 1 октября 2013 года в количестве 1800 бутылок и по инвойсу № 118593 от 16 октября 2013 года в количестве 2808 бутылок. Взыскана с ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» государственная пошлина в доход государства в сумме 1000 сом и почтовые расходы в сумме 100 сом (председательствующий: Есеналиева Г.Ш.),

и на определение судебной коллегии по административным и экономическим делам Бишкекского городского суда от 30 апреля 2014 года, которым решение Межрайонного суда города Бишкек от 28 февраля 2014 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» без удовлетворения. По результатам рассмотрения апелляционной жалобы взыскана с ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» государственная пошлина в доход государства в размере 500 сомов (пред. Горшковская И., судья: Албанова Дж.К., докладчик: Мурзалиева Ж.),

установила:

Исследовав материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия по административным и экономическим делам Верховного суда Кыргызской Республики считает, что решение Межрайонного суда города Бишкек от 28 февраля 2014 года, определение судебной коллегии по административным и экономическим делам Бишкекского городского суда от 30 апреля 2014 года подлежат оставлению в силе по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, товарный знак «MARTINI» на основании Свидетельства на товарный знак № 1228 зарегистрирован в Государственном реестре товарных знаков Кыргызской Республики 3 октября 1994 года на имя компании «Мартини и Росси С.п.А.» в отношении товаров и/или услуг класса 32 (сиропы и безалкогольные напитки) и класса 33 (напитки, возбуждающие аппетит, вермут, ликеры, шипучие вина, вино, спирт, алкогольные напитки) Международной классификации товаров и услуг (МКТУ). В соответствии с дополнительными листами № 1 от 19 сентября 1996 года и № 2 от 4 ноября 2003 года к Свидетельству исключительное право на товарный знак было передано фирме «Бакарди энд Компани Лимитед», и срок действия продлен до 2 декабря 2013 года.

17 ноября 2011 года между Компанией «Бакарди энд Компани Лимитед» (Лицензиар) и ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» (лицензиат) было заключено Лицензионное соглашение об использовании товарных знаков, согласно п.п. 1.2., 1.3., 2.1. которого и приложения № 1 к нему лицензиар предоставляет лицензиату на срок действия Лицензионного соглашения исключительное право на использование товарных знаков, указанных в Свидетельстве о регистрации соответствующего товарного знака, путем хранения, распространения, предложения для продажи и/или введения в гражданский оборот на территории Кыргызской Республики с оплаченными внутренними пошлинами, за исключением территории беспошлинной торговли, продукции и/или рекламных материалов, обозначенных товарными знаками «MARTINI», зарегистрированными и имеющими правовую охрану на территории Кыргызской Республики для применения на товарах 32 и/или 33 класса МКТУ.

Согласно п.2.2. Лицензионного соглашения и приложения № 2 к нему ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» является эксклюзивным импортером товаров, обозначенных товарными знаками «MARTINI», который вправе осуществлять ввоз товаров, обозначенных указанными выше товарными знаками на территорию Кыргызской Республики для коммерческих целей, в любом таможенном режиме, за исключением транзита.

В соответствии с п.5.1. Лицензионного соглашения срок его действия определен в четыре года со дня регистрации его в Кыргызпатенте, что подтверждается решением Кыргызпатента от 20 сентября 2013 года. Решением Кыргызпатента № 1088.2011-4/2 от 20 декабря 2011 года зарегистрировано указанное Лицензионное соглашение о предоставлении исключительной лицензии на использование товарных знаков, зарегистрированных в государственном реестре товарных знаков Кыргызской Республики, в том числе товарного знака «MARTINI». 3 августа 2012 года решением Кыргызпатента зарегистрировано дополнительное соглашение № 1 от 25 июня 2012 года к Лицензионному соглашению от 17 ноября 2011 года об использовании товарных знаков, на основании которого территория беспошлинной торговли также включена в состав территории, на которую распространяется действие указанного Лицензионного соглашения.

На основании дополнительного листа № 5 от 20 декабря 2011 года к Свидетельству на товарный знак № 1228 от 3 октября 1994 года в указанное Свидетельство Кыргызпатентом внесены изменения, согласно которым исключительные лицензии на право пользования товарными знаками «MARTINI» выданы ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн», который в настоящее время является лицензированным правообладателем и имеет исключительные лицензии на право пользования товарным знаком «MARTINI» в отношении товаров класса 32, 33 МКТУ, в соответствии с п.2.2. Лицензионного соглашения является также эксклюзивным импортером, который вправе осуществлять ввоз товаров, обозначенных указанными выше товарными знаками на территорию Кыргызской Республики.

Товарный знак «MARTINI» приказом Государственной таможенной службы при Правительстве Кыргызской Республики № 5-4/89 от 16 марта 2011 года внесен в Реестр охраняемых объектов интеллектуальной собственности Государственной таможенной службы (регистрационный номер 00007/ТЗ — 160311). Приказом Государственной таможенной службы № 5-4/63 от 24 февраля 2012 года в Реестр охраняемых объектов интеллектуальной собственности Государственной таможенной службы в отношении указанных выше товарных знаков также были внесены изменения в части правообладателя — на ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн».

Согласно ст.1109 Гражданского кодекса Кыргызской Республики обладатель права на товарный знак имеет исключительное право пользования и распоряжения принадлежащим ему знаком. Использованием товарного знака считается любое введение его в оборот в порядке, установленном законом. В силу ст.23 Закона Кыргызской Республики «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товара«, право на использование товарного знака может быть предоставлено владельцем товарного знака (лицензиаром) другому лицу (лицензиату) по лицензионному договору в отношении одного товара, нескольких или всех товаров, для которых знак зарегистрирован.

Следовательно, ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» в установленном законом порядке приобрело исключительное право использования товарного знака «MARTINI».

В силу ст.3 Закона Кыргызской Республики «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» никто не может использовать в Кыргызской Республике товарный знак без разрешения его владельца. Нарушением права владельца товарного знака признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров.

Как следует из материалов дела, 18 октября 2013 года Центральной таможней при проведении таможенного контроля и таможенного оформления был обнаружен и задержан товар, обозначенный товарным знаком «MARTINI», ввезенный в адрес ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл». Данное обстоятельство подтверждаются инвойсами № 120 13.06265 от 1 октября 2013 года на 1800 бутылок и № 118593 от 16 октября 2013 года на 2808 бутылок.

Согласно Актов передачи на хранение под таможенным контролем от 13 октября 2013 года и от 26 октября 2013 года указанный товар передан на хранение и в настоящее время находится на таможенном складе ОсОО «Индерпен Пласт КО». При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает обоснованными выводы судов первой и второй инстанций о том, что ввоз ответчиком вышеуказанных товаров на территорию Кыргызской Республики является нарушением прав ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн», предусмотренные ст.3 Закона Кыргызской Республики «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров«, поскольку ответчики ввезли продукцию, маркированную зарегистрированным товарным знаком, без разрешения правообладателя.

Судами первой и второй инстанций дана надлежащая оценка доводам ОсОО «Дьюти фри Интернешнл» об отсутствии у истца права требования по предъявленному иску. При этом ответчик указывает, что истцом не было получено письменное разрешение Лицензиата на инициирование судебного разбирательства, со ссылкой на то, что в соответствии с п.2.9. Лицензионного соглашения об использовании товарных знаков от 17 ноября 2011 года, заключенного между ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» и Компанией «Бакарди энд Компани Лимитед», предусмотрено, что ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» обязуется не возбуждать какое-либо судебное или административное производство, связанное с товарными знаками, без предварительного письменного разрешения компании «Бакарди энд Компани Лимитед».

Как следует из материалов дела, исковое заявление ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» поступило в Межрайонный суд города Бишкек 30 октября 2013 года и было принято к производству суда определением от 4 ноября 2013 года. После заявленного представителем ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» ходатайства об истребовании письменных доказательств, в том числе письменное разрешение лицензиара «Бакарди энд Компании Лимитед» на возбуждение истцом судебного производства в отношении ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл», истцом суду представлено письмо Компании «Бакарди энд Компании Лимитед» о даче разрешения ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» в соответствии с п.2.9 Лицензионного соглашения, заключенного между Компанией «Бакарди энд Компании Лимитед» и ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» от 17 ноября 2011 года, на предъявление иска для судебного и/или административного разбирательства против ответчика в связи с попыткой осуществления/осуществлением незаконного ввоза на облагаемую пошлиной и беспошлинную территорию Кыргызской Республики. Кроме того, судебная коллегия считает, что ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн», обладая правом на средство индивидуализации участников гражданского оборота — товарный знак, имеет имущественные права в отношении этих средств (п.2 ст.1039 Гражданского кодекса Кыргызской Республики). В силу пункта 1 статьи 4 Гражданского процессуального кодекса Кыргызской Республики любое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод или охраняемых законом интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен. Поэтому ОсОО «Легион Азия Дистрибьюшн» вправе обратиться в суд за защитой своих прав, основанных на лицензионном соглашении по передаче исключительного права на товарный знак. Отсутствие предварительного письменного согласования, указанного в части 2 пункта 2.9 Лицензионного соглашения дает право лицензиару предъявить соответствующие требования, но не является препятствием или запретом для лицензиата для подачи иска в защиту своих прав от посягательства третьих лиц.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьей 348, пунктом 1 статьи 356, статьей 359 Гражданского процессуального кодекса Кыргызской Республики, судебная коллегия по административным и экономическим делам Верховного суда Кыргызской Республики постановила:

1. Решение Межрайонного суда города Бишкек от 28 февраля 2014 года, определение судебной коллегии по административным и экономическим делам Бишкекского городского суда от 30 апреля 2014 года — оставить в силе, надзорную жалобу ОсОО «Дьюти Фри Интернешнл» — без удовлетворения.

2. Постановление вступает в законную силу немедленно после его принятия, является окончательным, обжалованию не подлежит.

  Председательствующий Д.Боронбаева Судьи: А.Мухамеджанов, Б.Акматов


Смотрите также:

Электронные базы данных Кыргызской Республики

В данном перечне приведены ссылки на базы данных государственных органов Кыргызской Республики позволяющие оперативно найти соответствующую бизнес информацию о вашем контрагенте

 

Открыть свою фирму

Реестр юридических лиц

База данных юридических лиц Министерства Юстиций Кыргызской Республики позволяет проверить существует ли компания на самом деле и узнать сведенья о ней. Перейти…

TAX

Реестр налогоплательщиков

Данный сервис Государственной налоговой службы при Правительстве Кыргызской Республики позволяет проверить существует ли данная компания или индивидуальный предприниматель, узнать его адрес и другие реквизиты. Перейти…

Банковский счет

База данных отчислений по налогам

Данный сервис позволяет узнать по идентификационному налоговому номеру (ИНН) суммы отчислений в бюджет соответсвующего налогоплательщика. Перейти…

kyrgyzpatent

Реестр товарных знаков

База данных товарных знаков Кыргызпатента позволяет узнать зарегистрирован ли по национальной процедуре товарный знак (знак обслуживания), определить его правообладателя, срок охраны и др. Перейти…

Custom

Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности

Данный реестр Государственной таможенной службы при Правительстве Кыргызской Республики позволяет узнать внесен ли товарный знак в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности, и в так называемые таможенные «стоп-листы». Перейти…

 usticiy

База данных нормативных правовых актов Кыргызской Республики

Данный сервис позволяет ознакомиться с любым нормативным актом Кыргызской Республики, как действующим, так и нет. Перейти…

 


Смотрите также

Плечо

Право знать!

Happy

Автор admin
Опубликовано: 08.06.2015
Категории: ТРОИС
Тэги:
Комментарии: Комментариев нет

Happy Регистрационный номер в ТРОИС
00005/ТЗ — 260510
Срок внесения ОИС в реестр
17.02.2017
№ документа об охраноспособности ОИС
917016
Товары в отношении которых принимаются меры
Косметические и гигиенические средства, салфетки и др.
Класс товаров по МКТУ / Код по ТНВЭД
3, 16 / 3304, 3305, 3307, 4818
Правообладатель
Акционерное общество Торуньский завод перевязочных материалов. Республика Польша, г. Торунь, ул. Жулкевского 20/26.
Доверенные лица / импортер
ОсОО «Suncape» (Санкеп). Адрес: Кыргызская Республика, г.Бишкек,
ул. Асаналиева, 15. Тел.: +996(312) 35 17 68; +996(312) 35 19 26.

bella

Автор admin
Опубликовано: 08.06.2015
Категории: ТРОИС
Тэги:
Комментарии: Комментариев нет

bellabella Регистрационный номер в ТРОИС
00002/ТЗ – 260510
Срок внесения ОИС в реестр
17.02.2017
№ документа об охраноспособности ОИС
825036
Товары в отношении которых принимаются меры
Вата для косметических целей, салфетки, гигиенические принадлежности и др.
Класс товаров по МКТУ / Код по ТНВЭД
3, 5, 16 / 3304, 3305, 3307, 4818
Правообладатель
Акционерное общество Торуньский завод перевязочных материалов. Республика Польша, г. Торунь, ул. Жулкевского 20/26.
Доверенные лица / импортер
ОсОО «Suncape» (Санкеп). Адрес: Кыргызская Республика, г.Бишкек, ул. Асаналиева, 15. Тел.: +996(312) 35 17 68; +996(312) 35 19 26.

Круглый стол о внесении дополнения и изменений в ГК КР и о признании утратившим силу Закона КР «О фирменных наименованиях»

Сегодня  12 мая 2015 года в Кыргызпатенте состоялся круглый стол по рассмотрению проекта закона «О внесении дополнения и изменений в Гражданский кодекс Кыргызской Республики и о признании утратившим силу Закона Кыргызской Республики «О фирменных наименованиях»».

По словам Кыргызпатента «основной целью проекта закона является упрощение процедуры регистрации фирменных наименований юридических лиц в Кыргызпатенте, а также исключение барьеров для малых и средних предприятий и создания им благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности».

В данном проекте предлагается передать функцию Кыргызпатента по экспертизе и регистрации фирменных наименований (далее «ФН») органам юстиции, осуществляющим регистрацию (перерегистрацию) юридических лиц, что выглядит вполне логичным. Хотя некоторые специалисты в области интеллектуальной собственности, присутствующие на встрече, высказали предложение совсем ликвидировать, такой объект интеллектуальной собственности, как ФН. Так как ввиду большого количества неработающих норм и пробелов в законодательстве институт ФН практически не функционирует.

Хотим перечислить только ряд концептуальных вопросов, которые остались открытыми на данном круглом столе:

Распространится ли вносимые изменения в гражданский кодекс на юридические лица зарегистрированные до данных изменений

То есть будут ли наделены исключительными правами на свои ФН юридические лица, которые были учреждены в соответствии с законом, но не осуществили дополнительной регистрации своих наименований в Кыргызпатенте до предлагаемого изменения в Гражданский кодекс. По общим правилам закон обратной силы не имеет и нужно полагать, что ФН будут иметь только вновь созданные юридические лица и те, кто зарегистрировал ФН отдельно в Кыргызпатенте.

Соотношение исключительных прав на ФН и товарный знак

До настоящего времени закон не дает понимания, как разобраться при столкновении исключительных прав на товарный знак и ФН. В Российской Федерации исходят из принципа, кто получил исключительное право ранее тому и принадлежит «старшее право». Но по результатам встречи, сложилось мнение, что ответ на этот вопрос появится в судах, а не в стенах Кыргызпатента.

Срок регистрации

Срок регистрации юридического лица составляет 3 рабочих дня (для некоторых 10) от даты подачи заявления и документов. Бизнес сообществу стоило немалых усилий добиться такого короткого срока регистрации юридического лица. Экспертиза фирменного наименования в Кыргызпатенте проводится в течение 15 рабочих дней. Удастся ли органам юстиции провести экспертизу фирменного наименования и поступивших документов в 5 раз быстрее, чем проводит сейчас Кыргызпатент или для создания «благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности» данный срок существенно увеличится, остается открытым.

Франчайзинг

Еще один объект интеллектуальной собственности предположительно покинет комплекс исключительных прав передаваемых по франчайзингу. Так как в предлагаемой редакции Кыргызпатента, распоряжение исключительным правом на ФН, допускатся не будет.

Если у Вас возникли вопросы или имеются предложения по изменению законодательства в данной области, пожалуйста, обращайтесь.

Кому принадлежат права на кыргызские фильмы, снятые в советское время?

Автор admin
Опубликовано: 06.05.2015
Категории: Ответы на вопросы
Тэги: Тэгов нет
Комментарии: Комментариев нет

Вопрос: Кому принадлежат права на кыргызские фильмы, снятые в советское время?

Кубанычбек Абдиев, 29.04.2015 10:01

Ответ:

Авторское право на кинофильмы и телевизионные фильмы, созданные в советское время на предприятиях Киргизской ССР, принадлежат данным предприятиям, осуществившим их съемку.

С учетом года производства фильма, применяется действующее на дату  создания и выпуска этого фильма законодательство.

Так с 1926 года отношения в области авторского права регулируются Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 16 мая 1928 года о введении в действие «Основ авторского права».

С 1 января 1929 года согласно Постановлению Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР от 08 октября 1928 года «Об авторском праве» «авторское право на кино-ленты признается за выпускающим их в свет кино-производственным предприятием [1]».

30 июля 1964 года вступил в силу Гражданский Кодекс Киргизской ССР в соответствии с которым авторское право может признаваться за юридическими лицами [2] и принадлежит предприятию осуществившему съемку кинофильма или телевизионного фильма [3].

Принятая 5 января 1998 года вторая часть Гражданского кодекса Кыргызской Республики, регулирующая правоотношения в области авторских прав, по общему принципу гражданского законодательства не имеет обратной силы и применяется к отношениям, возникшим после введения ее в действие. Также как и Закон Кыргызской Республики «Об авторском праве и смежных правах» № 6 от 14 января 1998 года применяется в отношении прав, возникших после введения его в действие.

В результате авторские права на кинофильмы и телевизионные фильмы, снятые на студиях «Киргизтелефильм» и «Кыргызфильм» до сих пор принадлежат данным студиям или их правопреемникам. И для проката произведений созданных в их стенах необходимо приобрести лицензию у данных правообладателей.


[1] Пункт 3 Постановления Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР от 08 октября 1928 года «Об авторском праве».

[2] Статья 497 Гражданского Кодекса Киргизской ССР 1964 года.

[3] Абзац 1 статьи 499 Гражданского Кодекса Киргизской ССР 1964 года.

 

Как пожаловаться в ГАИ на лихача нарушающего ПДД?

Проект «Право знать» предлагает оказать общественное воздействие на участников дорожного движения с целью формирования устойчивых стереотипов законопослушного поведения.

Усталость от хамства на дорогах заставляет граждан задавать нам классический вопрос «что делать?» и «куда жаловаться?». Прослыть «стукачом» уже ни то, что никого не пугает, а наоборот появляются общественные активисты «воители за справедливость на дорогах».

Проблема аварийности, связанная с автомобильным транспортом, в последнее десятилетие приобрела особую остроту в Кыргызстане. Ежегодно на дорогах республики в дорожно-транспортных происшествиях калечатся сотни людей и десятки погибают, это наши знакомые, друзья и родные. Причиной этой проблемы является несоответствие дорожно-транспортной инфраструктуры потребностям общества и государства. Например, отсутствие дорожной разметки и знаков, аварийные дороги, ненадлежащее освещение проезжей части и т.п. Причиной также может быть недостаточная эффективность функционирования системы обеспечения безопасности дорожного движения. Но главной, как нам кажется, проблемой в безопасности дорожного движения является крайне низкая дисциплина участников дорожного движения.

Благодаря безнаказанному игнорированию закона некоторыми гражданами, многие жители Бишкека добавили в свой лексикон слово «чодронить», означающее управление автотранспортным средством в нарушение всех правил дорожного движения.

Не соблюдение правил дорожного движения (ПДД) для его участников вошло в обыденность. Данная ситуация усугубляется всеобщим правовым нигилизмом, осознанием юридической безответственности за совершенные правонарушения, безразличным отношением к возможным последствиям дорожно-транспортных происшествий.

Нарушают практически все, будь то люди в погонах — «краснокорочники», государственные деятели, водители маршруток и обыватели.

Одолеть этот недуг можем все мы сообща. Для людей, желающих изменить наше общество в лучшую сторону, предлагаем проявить активную гражданскую позицию:

Шаг 1. Увидел – заснял

Практически у каждого из нас есть видеокамера, будь то в мобильном телефоне или специальный видео-регистратор в машине. Зафиксируйте на видео возмутительное нарушение правил дорожного движения (ПДД), свидетелем которого вы стали.

 

Шаг 2. Заснял — заявил

Некоторые самостоятельно наказывают нарушителя ПДД, но это может вызвать только агрессию, что на дороге очень опасно. Рекомендуем в рамках закона привлечь к ответственности нарушителя. Сделать это можно двумя способами:

  1. Оставить электронное заявление на сайте ГАИ (secretariat@mvd.kg) или в Портале электронных обращений граждан (www.kattar.kg) и загрузить фото-доказательство (размером не больше 5 Мбайт) или указать ссылку в сети Интернет (YouTube) на предварительно выложенное Вами видео-доказательство;
  2. Заполнить заявление, приложить к нему диск с видео-доказательством и отвезти в канцелярию «Бишкекского ГАИ».

 

Шаг 3. Заявил – проконтролировал

В ГАИ обязаны рассмотреть ваше электронное или письменное заявление в течение 14 дней со дня его регистрации, в особых случаях данный срок может быть продлен до 30 дней (пункт 2 статьи 8 Закона КР «О порядке рассмотрения обращений граждан»).

Если вы направили заявление по электронной почте, то Вам в течение суток придет уведомление с входящим номером вашего обращения.

 

Для справки:

  • «Бишкекское ГАИ» в настоящее время носит название: Управление по обеспечению безопасности дорожного движения по городу Бишкек.
  • Адрес: г.Бишкек, ул. М.Горького, 20.
  • Канцелярия / секретариат расположен на 4-ом этаже, телефон: (0312) 53-01-74.
  • Здесь мы подготовили примерную форму заявления в ГАИ 

В итоге вы получите письмо о предпринятых ГАИ действиях в отношении нарушителя или мотивированное определение об отказе в возбуждении дела.

Надеемся, что настанет время, когда водители будут всегда пропускать пешеходов, сбрасывать скорость после знака (40), не выезжать на встречную полосу и уважать друг друга. И только ощущение неотвратимой ответственности за нарушение позволит нам с Вами изменить нашу дорожную обстановку к лучшему.


Смотрите также

Плечо

Право знать!

Проблемные вопросы правового регулирования франчайзинга в Кыргызской Республике

Автор admin
Опубликовано: 08.07.2013
Категории: Товарный знак
Комментарии: Комментариев нет

 

  Малый бизнес Кыргызстана все чаще обращает внимание на путь, ведущий к экономическому успеху и зарекомендовавший себя на мировом рынке; на путь, который уменьшает предпринимательский риск; на путь системы взаимоотношений именуемых франчайзингом, который в силу пробелов и противоречий в нашем законодательстве становится тернистым.
  • Бурул Фаридинова
Image of

Принятие государством мер по обеспечению свободы предпринимательства и признанию всех форм собственности обусловило появление новых форм коммерческих отношений, одной из которых является договор комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинга, коммерческой концессии).

Франчайзинг –  система взаимоотношений, заключающаяся в возмездной передаче одной стороной (фирмой, как правило, имеющей ярко выраженный имидж и высокую репутацию на рынке товаров и услуг, именуемый франчайзером / правообладателем) другой стороне (фирме или индивидуальному частному предпринимателю, именуемый франчайзи / правопользователем) средств индивидуализации производимых товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг (товарный знак или знак обслуживания, фирменный стиль), технологии ведения бизнеса и другой коммерческой информации, использование, которой другой стороне будет содействовать росту и надежному закреплению  на рынке товаров и услуг [1].  Договор применяется как способ тиражирования успешного бизнеса франчайзера на новой территории, закрепленной за франчайзи, который получает выгоду от наработанного коммерческого опыта и репутации франчайзера. Использование франчайзинга избавляет правообладателя от необходимости открывать представительства и регистрировать новые юридические лица в других областях и странах, а также нанимать дополнительный штат. Для начинающего предпринимателя франчайзинг значительно уменьшает степень предпринимательского риска, так как он не пытается реализовать новую идею, а заимствует уже раскрученную и наиболее удачную. К тому же, франчайзи выступает на рынке «под вывеской» известной фирмы правообладателя и пользуется услугами франчайзера по организации бизнеса. Все это способствует повышению эффективности капиталовложений, и стабильности положения пользователя на рынке товаров и услуг.

Франчайзинг часто оказывается лучшим путем к успеху для будущего предпринимателя. Показательным фактом является низкий уровень банкротств компаний, работающих по этой системе. Например, в США после пяти лет деятельности на рынке выживают лишь 23% стартапа, а после десяти лет их остается лишь 18%, в то время как внутри предприятий, работающих по системе франчайзинга, через пять лет распадаются только 8%, а через десять – 10% [2]. Франчайзинговую лицензию предоставляют такие компании, как McDonald`s, Coca-Cola, Toyota, Kentucky Fried Chicken и др. В Кыргызстане на условиях комплексной предпринимательской лицензии функционируют десятки компаний, как Colin’s; компании франчайзи 1С («1C-Катоэкономикс», «SPIN»), работающие под единой маркой 1С Франчайзинга; SELA; Торговая сеть магазинов «Каныкей», являющаяся «франчайзи» ОсОО «Зухра».

В силу обозначенного, выявляется необходимость грамотного регулирования договора комплексной предпринимательской лицензии законодательством и устранения пробелов и коллизий норм права, которые могут оказать препятствия в развитии франчайзингового бизнеса в Кыргызстане.

  Регулирование договора франчайзинга

В Кыргызской Республике, в отличие от Республики Казахстан [3], нет специального нормативного акта, посвященного франчайзингу. Франчайзинг подпадает под правовое регулирование главы 44 Гражданского кодекса Кыргызской Республики (далее «ГК КР»). Также он закреплен в качестве особой формы предпринимательства в ст. 5 Закона КР «О защите прав предпринимателей». Представляется, что государственная защита предпринимательской деятельности, основанной на договоре франчайзинга, важна для развития данного гражданско-правового института. Правительство отмечает важность внедрения новых форм предпринимательства и принятия мер для поддержания таковых, как франчайзинг[4]. В числе мер, направленных для поддержания франчайзинга содержатся и предписания о необходимости финансово-кредитной, инвестиционной поддержки и расширения франчайзинга в КР, также подготовки и внесения предложений по системе стимулирования его расширения [5]. К сожалению, все это осталось лишь на бумаге.

  Предмет договора франчайзинга

Несмотря на то, что предметом договора являются объекты интеллектуальной собственности, ГК КР не содержит отсылочной нормы на применение правил о лицензионном договоре к франчайзинговым отношениям. До 2000 года к договору комплексной предпринимательской  лицензии применялись правила об интеллектуальной собственности, в части не противоречащей основным положениям договора франчайзинга. Но законодатель посчитал эту норму слишком размытой и ничего лучше не нашел, как просто ее исключить.  Теперь, существенные условия франчайзинга и лицензионного договора заметно отличаются. В частности, для первого договора не требуется указания территории и срока договора, а отсутствие же в лицензионном договоре информации о территории или его сроке влечет отказ в его регистрации в патентном ведомстве (в Кыргызпатенте), что приведет в результате к недействительности лицензионного договора.  Следовательно, передача товарных знаков или патентов в рамках договора франчайзинга может быть признана незаконной. В результате приходится находить паритет между лицензионным и франчайзинговым договорами, как говориться «и нашим и вашим» и применять правила раздела V ГК КР «Право интеллектуальной собственности» и соответствующее специальное законодательство о праве на промышленную собственность, защите нераскрытой информации от незаконного пользования, средств индивидуализации производимых товаров, выполняемых работ и оказываемых услуг.

  Фирменное наименование

Закон предусматривает, что фирменное наименование в обязательном порядке включает в себя указание на организационно-правовую форму [6]. Следовательно, согласно законодательству, передавая право пользования фирменным наименованием, франчайзер автоматически обязан передать вместе с фирменным наименованием и указание на организационно-правовою форму, а франчайзи, в случае ее отличия, должен произвести реорганизацию путем преобразования в организационно-правовою форму франчайзера. Такая норма попросту не выполнима в силу того, что организационно-правовая форма в разных странах отличается своим названием. Например, кыргызский франчайзи беря комплексную предпринимательскую лицензию в Казахстане у товарищества с ограниченной ответственностью (аналог кыргызского ОсОО) не сможет использовать фирменное наименование франчайзера, а, следовательно, не исполнит свои обязательства по договору [7].

Указание коммерческого обозначения объектом договора вместо фирменного наименования является более приемлемым, что не приводит к каким-либо противоречиям. Тем не менее, здесь нет никакого сомнения, что речь должна идти о коммерческом обозначении,  который мы, как потребители, встречаем на каждом шагу: оригинальные названия магазинов, кафе, ресторанов, гостиниц, «фирменные заставки» телеканалов, позывные радиостанций и т.д.[8] В Кыргызстане коммерческое обозначение не подпадает под правовое регулирование, но, тем не менее, оно широко используется в бизнесе.

В силу п.3. ст. 875 ГК КР договор прекращает свое действие в случае прекращения прав на фирменное наименование, входящего в лицензионный комплекс, без замены его новым.  Значит, представим, что в лицензионный комплекс от франчайзера к франчайзи на основании договора передалось право на использование фирменного наименования, коммерческого обозначения, товарного знака, объектов, охраняемых патентным законодательством, то при прекращении прав франчайзера  лишь на фирменное наименование прекращается действие всего договора франчайзинга, что порождает некоторые недопонимания. Законодатель дает конституирующее положение фирменному наименованию, несмотря на то, что мировая франчайзинговая практика, апробируемая несколько десятков лет, выделяет обязательными иные объекты, как товарный знак, ноу-хау.

  Коммерческая информация

Коммерческая информация, указанная в качестве объекта договора франчайзинга,  является широким и многоохватывающим понятием, и может включать в свою систему различные, даже не относящиеся к правоотношениям сторон договора,  тайны, как предоставление права пользования банковской тайной, сведениями о клиентах. Но предоставление этих прав по договору невозможно, поскольку их передача противоречит иным договорам франчайзера, в связи с чем, он нарушает договоренность с третьими лицами о конфиденциальности информации. Ноу-хау (секрет производства) является одной из разновидностей коммерческой тайны, и включает в свою систему строго лишь ту информацию, которая касается дел сторон по правоотношению в организации производства, и не может привести к различным двояким толкованиям, что возможно при передаче такого комплекса тайн, как «коммерческая информация». Возможность его передаваемости приводит к выводу предусмотреть законодателем ноу-хау в качестве объекта договора.  В нормативных актах многих стран, где франчайзинг имеет весьма широкое распространение, ноу-хау является обязательной составляющей договора. Юридически это положение нашло отражение в Директиве ЕЭС № 4087/88.

  Товарный знак

Спорным моментом в ГК КР является то, что законодатель включил товарный знак и знак обслуживания к факультативным объектам, когда по самой идее договора, зародившегося как способ выступления и распространения товаров и услуг под чужим товарным знаком, они являются ядром договора наряду с вышеуказанным ноу-хау[9].

  Субъектный состав франчайзинговых правоотношений

Анализ Кыргызского гражданского законодательства определяет невозможность индивидуальным предпринимателям быть одной из сторон в правоотношениях по договору франчайзинга.  При выступлении индивидуального предпринимателя в качестве франчайзера, законом предполагается, что он должен быть носителем фирменного наименования, предоставление которого является существенным условием договора. В то же время, ГК КР и Закон КР «О фирменных наименованиях» предусматривает, что физическое лицо приобретает и осуществляет права на предпринимательскую деятельность только под своим именем, включающим фамилию, имя и отчество [10].

  Регистрация договора франчайзинга

Ст. 867 ГК КР предусматривает, что договор на использование объекта, охраняемого в соответствии с патентным законодательством, подлежит регистрации в патентном ведомстве. При несоблюдении этого требования договор считается недействительным. Во избежание путаницы необходимо подчеркнуть, что регистрации в силу закона подлежит именно договор на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца и прочих объектов, подпадающих под действие патентного законодательства [11]. Проблема же заключается в том, что из содержания рассматриваемой статьи не вытекает обязанность сторон по регистрации в Кыргызпатенте франчайзинга, если по нему передается право на использование товарного знака. Даже в Положении [12] договор франчайзинга указан в разделе «Изобретения, полезные модели, промышленные образцы», в разделе «Товарные знаки, знаки обслуживания, наименование мест происхождения товаров» упоминание о договоре франчайзинга отсутствует. Но, тем не менее, договор подлежит регистрации в Кыргызпатенте, если по нему передается право пользования товарным знаком и иными средствами индивидуализации. В этом заключается несоответствие де-юре и де-факто.

  Правопреемство

Относительно того, что в случае смерти лицензиара  его права и обязанности по договору франчайзинга переходят к наследнику (п. 2 ст. 876 ГК КР), нужно отметить, что это правило, по сути, предусмотрено, если стороной в договоре является физическое лицо. Слово смерть означает прекращение жизнедеятельности организма. Оно применимо в отношении живого существа, а юридические лица, как известно, являются искусственными субъектами гражданского права, и слово смерть по отношению к ним не применима. Определить законодателем условие передачи прав и обязанностей сторон договора франчайзинга в случае реорганизации юридического лица новому реорганизованному юридическому лицу, как одного из видов универсального правопреемства,  — не было бы излишним.

 

В заключение нужно отметить, что франчайзинг служит способом поддержания высоких стандартов обслуживания, производства или сбыта, принятых в деятельности правообладателя, в результате чего, рынок быстро насыщается качественными товарами (работами, услугами). Для государства франчайзинг имеет то значение, что он обеспечивает создание новых рабочих мест, поступление налоговых отчислений за счет плодотворной деятельности сторон франчайзингового договора. Развитие рыночных отношений – это непрерывный процесс нахождения потребностей и их удовлетворения, куда франчайзинг внес свою нескромную лепту, как для самих субъектов, так и государства, что очередной раз подталкивает к необходимости создания всех законодательных условий для его продвижения в Кыргызской Республике.

 

Авторы Бурул Фаридинова и Алексей Вандаев

 


[1] Новая экономическая энциклопедия. Румянцева Е. Е. Издание четвертое. М.: Инфа-М, 2011.

[2] Питерс Т. Уотермай Р. В поисках эффективного управления. М.: Прогресс, 2006.

[3] Закон Республики Казахстан «О комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинге)» от 24.06.2002 №  330-2.

[4] Постановление Правительства КР об отчете государственной комиссии при Правительстве КР по развитию предпринимательства о мерах реализации государственной политики в сфере поддержания развития малого и среднего бизнеса в Кыргызской Республике от 27 июня 2001 года № 269.

[5] Приказ Министерства Внешней торговли и промышленности КР от 29 августа 2001 года № 98 о государственной программе развития предпринимательства в Кыргызской Республике на 2001-2003 годы в целях проведения целенаправленной, согласованной работы государственных, частных, общественных структур в сфере развития предпринимательства, а также реализации норм Закона КР «О защите прав предпринимателей».

[6] Абзац 2 ст. 4 Закона КР «О фирменных наименованиях» от 23 декабря 1999 № 145.

[7] Подпункт 1 статьи 871 ГК КР.

[8] Коммерческим обозначением следует считать любое обозначение (символ, знак), индивидуализирующие предпринимательскую деятельность юридического лица (индивидуального  предпринимателя), и не подпадающее под правовой режим других объектов промышленной собственности (фирменных наименований, товарных знаков, промышленных образцов).

[9] Модельный закон УНИДРУА «О раскрытии информации о франшизе», Руководство ВОИС по франчайзингу, а также, нормы Международной ассоциации франчайзинга предусматривают необходимость передачи товарного знака по договору франчайзинга.

[10] Абзац 5 ст. 4  Закон КР «О фирменных наименованиях» от 23 декабря 1999 № 145.

[11] Пункт 2 статьи 867 ГК КР.

[12] Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименования мест происхождения товаров, предоставления прав на использование наименования мест происхождения товаров, утвержденного постановлением Правительства от 12 июня 1998 г. №346.


Смотрите также:

« страница 2 из 11 »
Здравствуйте , сегодня Пятница, 23.02.2024