Проблемные вопросы правового регулирования франчайзинга в Кыргызской Республике

Автор admin
Опубликовано: 08.07.2013
Категории: Товарный знак
Комментарии: Комментариев нет

 

  Малый бизнес Кыргызстана все чаще обращает внимание на путь, ведущий к экономическому успеху и зарекомендовавший себя на мировом рынке; на путь, который уменьшает предпринимательский риск; на путь системы взаимоотношений именуемых франчайзингом, который в силу пробелов и противоречий в нашем законодательстве становится тернистым.
  • Бурул Фаридинова
Image of

Принятие государством мер по обеспечению свободы предпринимательства и признанию всех форм собственности обусловило появление новых форм коммерческих отношений, одной из которых является договор комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинга, коммерческой концессии).

Франчайзинг –  система взаимоотношений, заключающаяся в возмездной передаче одной стороной (фирмой, как правило, имеющей ярко выраженный имидж и высокую репутацию на рынке товаров и услуг, именуемый франчайзером / правообладателем) другой стороне (фирме или индивидуальному частному предпринимателю, именуемый франчайзи / правопользователем) средств индивидуализации производимых товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг (товарный знак или знак обслуживания, фирменный стиль), технологии ведения бизнеса и другой коммерческой информации, использование, которой другой стороне будет содействовать росту и надежному закреплению  на рынке товаров и услуг [1].  Договор применяется как способ тиражирования успешного бизнеса франчайзера на новой территории, закрепленной за франчайзи, который получает выгоду от наработанного коммерческого опыта и репутации франчайзера. Использование франчайзинга избавляет правообладателя от необходимости открывать представительства и регистрировать новые юридические лица в других областях и странах, а также нанимать дополнительный штат. Для начинающего предпринимателя франчайзинг значительно уменьшает степень предпринимательского риска, так как он не пытается реализовать новую идею, а заимствует уже раскрученную и наиболее удачную. К тому же, франчайзи выступает на рынке «под вывеской» известной фирмы правообладателя и пользуется услугами франчайзера по организации бизнеса. Все это способствует повышению эффективности капиталовложений, и стабильности положения пользователя на рынке товаров и услуг.

Франчайзинг часто оказывается лучшим путем к успеху для будущего предпринимателя. Показательным фактом является низкий уровень банкротств компаний, работающих по этой системе. Например, в США после пяти лет деятельности на рынке выживают лишь 23% стартапа, а после десяти лет их остается лишь 18%, в то время как внутри предприятий, работающих по системе франчайзинга, через пять лет распадаются только 8%, а через десять – 10% [2]. Франчайзинговую лицензию предоставляют такие компании, как McDonald`s, Coca-Cola, Toyota, Kentucky Fried Chicken и др. В Кыргызстане на условиях комплексной предпринимательской лицензии функционируют десятки компаний, как Colin’s; компании франчайзи 1С («1C-Катоэкономикс», «SPIN»), работающие под единой маркой 1С Франчайзинга; SELA; Торговая сеть магазинов «Каныкей», являющаяся «франчайзи» ОсОО «Зухра».

В силу обозначенного, выявляется необходимость грамотного регулирования договора комплексной предпринимательской лицензии законодательством и устранения пробелов и коллизий норм права, которые могут оказать препятствия в развитии франчайзингового бизнеса в Кыргызстане.

  Регулирование договора франчайзинга

В Кыргызской Республике, в отличие от Республики Казахстан [3], нет специального нормативного акта, посвященного франчайзингу. Франчайзинг подпадает под правовое регулирование главы 44 Гражданского кодекса Кыргызской Республики (далее «ГК КР»). Также он закреплен в качестве особой формы предпринимательства в ст. 5 Закона КР «О защите прав предпринимателей». Представляется, что государственная защита предпринимательской деятельности, основанной на договоре франчайзинга, важна для развития данного гражданско-правового института. Правительство отмечает важность внедрения новых форм предпринимательства и принятия мер для поддержания таковых, как франчайзинг[4]. В числе мер, направленных для поддержания франчайзинга содержатся и предписания о необходимости финансово-кредитной, инвестиционной поддержки и расширения франчайзинга в КР, также подготовки и внесения предложений по системе стимулирования его расширения [5]. К сожалению, все это осталось лишь на бумаге.

  Предмет договора франчайзинга

Несмотря на то, что предметом договора являются объекты интеллектуальной собственности, ГК КР не содержит отсылочной нормы на применение правил о лицензионном договоре к франчайзинговым отношениям. До 2000 года к договору комплексной предпринимательской  лицензии применялись правила об интеллектуальной собственности, в части не противоречащей основным положениям договора франчайзинга. Но законодатель посчитал эту норму слишком размытой и ничего лучше не нашел, как просто ее исключить.  Теперь, существенные условия франчайзинга и лицензионного договора заметно отличаются. В частности, для первого договора не требуется указания территории и срока договора, а отсутствие же в лицензионном договоре информации о территории или его сроке влечет отказ в его регистрации в патентном ведомстве (в Кыргызпатенте), что приведет в результате к недействительности лицензионного договора.  Следовательно, передача товарных знаков или патентов в рамках договора франчайзинга может быть признана незаконной. В результате приходится находить паритет между лицензионным и франчайзинговым договорами, как говориться «и нашим и вашим» и применять правила раздела V ГК КР «Право интеллектуальной собственности» и соответствующее специальное законодательство о праве на промышленную собственность, защите нераскрытой информации от незаконного пользования, средств индивидуализации производимых товаров, выполняемых работ и оказываемых услуг.

  Фирменное наименование

Закон предусматривает, что фирменное наименование в обязательном порядке включает в себя указание на организационно-правовую форму [6]. Следовательно, согласно законодательству, передавая право пользования фирменным наименованием, франчайзер автоматически обязан передать вместе с фирменным наименованием и указание на организационно-правовою форму, а франчайзи, в случае ее отличия, должен произвести реорганизацию путем преобразования в организационно-правовою форму франчайзера. Такая норма попросту не выполнима в силу того, что организационно-правовая форма в разных странах отличается своим названием. Например, кыргызский франчайзи беря комплексную предпринимательскую лицензию в Казахстане у товарищества с ограниченной ответственностью (аналог кыргызского ОсОО) не сможет использовать фирменное наименование франчайзера, а, следовательно, не исполнит свои обязательства по договору [7].

Указание коммерческого обозначения объектом договора вместо фирменного наименования является более приемлемым, что не приводит к каким-либо противоречиям. Тем не менее, здесь нет никакого сомнения, что речь должна идти о коммерческом обозначении,  который мы, как потребители, встречаем на каждом шагу: оригинальные названия магазинов, кафе, ресторанов, гостиниц, «фирменные заставки» телеканалов, позывные радиостанций и т.д.[8] В Кыргызстане коммерческое обозначение не подпадает под правовое регулирование, но, тем не менее, оно широко используется в бизнесе.

В силу п.3. ст. 875 ГК КР договор прекращает свое действие в случае прекращения прав на фирменное наименование, входящего в лицензионный комплекс, без замены его новым.  Значит, представим, что в лицензионный комплекс от франчайзера к франчайзи на основании договора передалось право на использование фирменного наименования, коммерческого обозначения, товарного знака, объектов, охраняемых патентным законодательством, то при прекращении прав франчайзера  лишь на фирменное наименование прекращается действие всего договора франчайзинга, что порождает некоторые недопонимания. Законодатель дает конституирующее положение фирменному наименованию, несмотря на то, что мировая франчайзинговая практика, апробируемая несколько десятков лет, выделяет обязательными иные объекты, как товарный знак, ноу-хау.

  Коммерческая информация

Коммерческая информация, указанная в качестве объекта договора франчайзинга,  является широким и многоохватывающим понятием, и может включать в свою систему различные, даже не относящиеся к правоотношениям сторон договора,  тайны, как предоставление права пользования банковской тайной, сведениями о клиентах. Но предоставление этих прав по договору невозможно, поскольку их передача противоречит иным договорам франчайзера, в связи с чем, он нарушает договоренность с третьими лицами о конфиденциальности информации. Ноу-хау (секрет производства) является одной из разновидностей коммерческой тайны, и включает в свою систему строго лишь ту информацию, которая касается дел сторон по правоотношению в организации производства, и не может привести к различным двояким толкованиям, что возможно при передаче такого комплекса тайн, как «коммерческая информация». Возможность его передаваемости приводит к выводу предусмотреть законодателем ноу-хау в качестве объекта договора.  В нормативных актах многих стран, где франчайзинг имеет весьма широкое распространение, ноу-хау является обязательной составляющей договора. Юридически это положение нашло отражение в Директиве ЕЭС № 4087/88.

  Товарный знак

Спорным моментом в ГК КР является то, что законодатель включил товарный знак и знак обслуживания к факультативным объектам, когда по самой идее договора, зародившегося как способ выступления и распространения товаров и услуг под чужим товарным знаком, они являются ядром договора наряду с вышеуказанным ноу-хау[9].

  Субъектный состав франчайзинговых правоотношений

Анализ Кыргызского гражданского законодательства определяет невозможность индивидуальным предпринимателям быть одной из сторон в правоотношениях по договору франчайзинга.  При выступлении индивидуального предпринимателя в качестве франчайзера, законом предполагается, что он должен быть носителем фирменного наименования, предоставление которого является существенным условием договора. В то же время, ГК КР и Закон КР «О фирменных наименованиях» предусматривает, что физическое лицо приобретает и осуществляет права на предпринимательскую деятельность только под своим именем, включающим фамилию, имя и отчество [10].

  Регистрация договора франчайзинга

Ст. 867 ГК КР предусматривает, что договор на использование объекта, охраняемого в соответствии с патентным законодательством, подлежит регистрации в патентном ведомстве. При несоблюдении этого требования договор считается недействительным. Во избежание путаницы необходимо подчеркнуть, что регистрации в силу закона подлежит именно договор на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца и прочих объектов, подпадающих под действие патентного законодательства [11]. Проблема же заключается в том, что из содержания рассматриваемой статьи не вытекает обязанность сторон по регистрации в Кыргызпатенте франчайзинга, если по нему передается право на использование товарного знака. Даже в Положении [12] договор франчайзинга указан в разделе «Изобретения, полезные модели, промышленные образцы», в разделе «Товарные знаки, знаки обслуживания, наименование мест происхождения товаров» упоминание о договоре франчайзинга отсутствует. Но, тем не менее, договор подлежит регистрации в Кыргызпатенте, если по нему передается право пользования товарным знаком и иными средствами индивидуализации. В этом заключается несоответствие де-юре и де-факто.

  Правопреемство

Относительно того, что в случае смерти лицензиара  его права и обязанности по договору франчайзинга переходят к наследнику (п. 2 ст. 876 ГК КР), нужно отметить, что это правило, по сути, предусмотрено, если стороной в договоре является физическое лицо. Слово смерть означает прекращение жизнедеятельности организма. Оно применимо в отношении живого существа, а юридические лица, как известно, являются искусственными субъектами гражданского права, и слово смерть по отношению к ним не применима. Определить законодателем условие передачи прав и обязанностей сторон договора франчайзинга в случае реорганизации юридического лица новому реорганизованному юридическому лицу, как одного из видов универсального правопреемства,  — не было бы излишним.

 

В заключение нужно отметить, что франчайзинг служит способом поддержания высоких стандартов обслуживания, производства или сбыта, принятых в деятельности правообладателя, в результате чего, рынок быстро насыщается качественными товарами (работами, услугами). Для государства франчайзинг имеет то значение, что он обеспечивает создание новых рабочих мест, поступление налоговых отчислений за счет плодотворной деятельности сторон франчайзингового договора. Развитие рыночных отношений – это непрерывный процесс нахождения потребностей и их удовлетворения, куда франчайзинг внес свою нескромную лепту, как для самих субъектов, так и государства, что очередной раз подталкивает к необходимости создания всех законодательных условий для его продвижения в Кыргызской Республике.

 

Авторы Бурул Фаридинова и Алексей Вандаев

 


[1] Новая экономическая энциклопедия. Румянцева Е. Е. Издание четвертое. М.: Инфа-М, 2011.

[2] Питерс Т. Уотермай Р. В поисках эффективного управления. М.: Прогресс, 2006.

[3] Закон Республики Казахстан «О комплексной предпринимательской лицензии (франчайзинге)» от 24.06.2002 №  330-2.

[4] Постановление Правительства КР об отчете государственной комиссии при Правительстве КР по развитию предпринимательства о мерах реализации государственной политики в сфере поддержания развития малого и среднего бизнеса в Кыргызской Республике от 27 июня 2001 года № 269.

[5] Приказ Министерства Внешней торговли и промышленности КР от 29 августа 2001 года № 98 о государственной программе развития предпринимательства в Кыргызской Республике на 2001-2003 годы в целях проведения целенаправленной, согласованной работы государственных, частных, общественных структур в сфере развития предпринимательства, а также реализации норм Закона КР «О защите прав предпринимателей».

[6] Абзац 2 ст. 4 Закона КР «О фирменных наименованиях» от 23 декабря 1999 № 145.

[7] Подпункт 1 статьи 871 ГК КР.

[8] Коммерческим обозначением следует считать любое обозначение (символ, знак), индивидуализирующие предпринимательскую деятельность юридического лица (индивидуального  предпринимателя), и не подпадающее под правовой режим других объектов промышленной собственности (фирменных наименований, товарных знаков, промышленных образцов).

[9] Модельный закон УНИДРУА «О раскрытии информации о франшизе», Руководство ВОИС по франчайзингу, а также, нормы Международной ассоциации франчайзинга предусматривают необходимость передачи товарного знака по договору франчайзинга.

[10] Абзац 5 ст. 4  Закон КР «О фирменных наименованиях» от 23 декабря 1999 № 145.

[11] Пункт 2 статьи 867 ГК КР.

[12] Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименования мест происхождения товаров, предоставления прав на использование наименования мест происхождения товаров, утвержденного постановлением Правительства от 12 июня 1998 г. №346.


Смотрите также:

Комментариев нет - Оставить комментарий

Оставить комментарий

Здравствуйте , сегодня Четверг, 27.07.2017